Baldur's Gate вики
Advertisement
Baldur's Gate вики
BG III Icon

Иконка Гейм Дневник
Леденящее кровь описание последних дней арфиста-аасимара, оказавшегося в проклятых землях.
Описание в игре

Дневник Олама (англ. Olam's Journal) — книга в игре Baldur's Gate III.

Содержание[]

Иконка Гейм Книга заклинаний

Второй день тьмы

Я был спокоен, когда Кетерик процедил свое последнее проклятье и сгинул. Когда мои собратья-арфисты оттаскивали его зловонный труп с поля боя, я позволил себе почувствовать облегчение, даже надежду. Мы исправили несправедливость. Не дали восторжествовать злу. Мы одержали победу – но еще не ведали ее цены.

Тьма покрыла землю, словно бескрайний плащ. Все началось с холодов, словно внезапно наступил Коготь зимы. Уже через несколько часов малейший вдох, словно кинжал, раздирал мне горло. Я жаждал воздуха, как волк жаждет мяса, – но я, благодаря своей броне, хотя бы мог дышать. Жители Рейтвина были экипированы куда хуже. Они пали один за другим – лишь затем, чтобы вновь восстать как ожившие тени самих себя. Тени, чья единственная цель – задушить всякий свет и в конечном счете саму жизнь.

Я выбрал место, где гнет мрака не столь силен. Дышать и здесь тяжело, но лучше попыхтеть, чем сгинуть во тьме. Ловушки защитят меня – по крайней мере, от непрошеных гостей.

День пятый тьмы

Тени то сгущаются, то отступают. Временами, чтобы разогнать их, достаточно факела. Но чернейшие из теней не пронзить никакому свету. Я призвал к себе Корвина, своего фамильяра, но у него едва получается взлетать.

Завтра я отправлюсь на поиски пищи и питья... и не только. Быть может, я найду какой-нибудь свиток или артефакт, что-нибудь, что оградит меня от этого проклятья. Или даже других выживших, кто знает?

День 18 тьмы

Во тьме одиночество по-особенному тяжело ложится на сердце. Корвин, когда я его призываю, очень заботлив, хоть и страдает сам. Но эти краткие минуты – хотя бы какое-то утешение, и для меня, и для него.

Вокруг стоит удивительная тишина. А там еще тише. Я отыскал в районе Дома исцеления немного свитков и книг, а также кое-какие артефакты, но не нашел среди них ничего, что помогло бы мне. Что же до поисков выживших... Никого. Лишь из самого Дома доносятся голоса, но переступить его порог я не смею. Я слышу стоны истязаемых, слышу крики их мучителей. Тени обитаемы, но что мне до того? Я по-прежнему одинок.

День 26 тьмы

Я опять призвал Корвина, но больше не в силах глядеть на его мучения. Как не в силах сносить и собственные. Воздух, местами еще хранивший какое-то подобие сероватой полутьмы, сгустился до практически кромешной ночи. И по виду, и по усилию, которое приходится затрачивать на то, чтобы вдохнуть его, он теперь напоминает патоку или деготь. «Все существа должны ходить по земле, не ведая страха», – учили меня. Ах, если бы только моя судьба была так светла!

Получение[]

Advertisement